<< Главная страница

Г. АТТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ




[Легендарное прошлое Аттики получило отражение в относительно небольшом числе мифов. Важнейшие из них связаны с пребыванием в Элевсине не узнанной местными жителями Деметры и историей царского рода, возводившего свое происхождение к сыну Аполлона и афинской царевны Иону, родоначальнику ионийского племени.]

ТРИПТОЛЕМ

[Когда бог подземного царства Аид с согласия Зевса похитил себе в жены Персефону, ее мать Деметра долго скиталась в поисках дочери, пока не остановилась в Элевсине, став няней местного царевича Триптолема. Перед расставанием со своим воспитанником она по дарила ему колесницу, запряженную крылатыми змеями, и пшеничные колосья, посредством которых он засеял всю землю. В сохранившихся фрагментах находим описание колесницы (117) и наставления Деметры Триптолему с указанием земель, в которых ему предстоит побывать (118-125).
Предполагают, что "Триптолем" входил в тетралогию 470 г., которой Софокл одержал свою первую победу (см. Ас 35).]

117(596). Два змея, ось хвостами обхватив...
118(597). В скрижали духа речь мою внеси.
119(598). А позади руки моей, направо,
Энотрия тебя приемлет вся,
Залив Тирренский и земля лигийцев.
120(599). Оттуда долг опять тебя направит...
121(600). Италия счастливая желтеет
От золотистых нив.
122(601). ...Иллирийский род.
123(602). И Карфагена каменный венец -
Привет ему!
124(603). ...сильфия поля.
125(604). И Харнобонта - гетами он ныне
Начальствует.
126(605). И Пир настал веселый, из богов
Почтеннейший.
127(606). Не давши даже рыбьего рассола,
Несчастная...
128(611). Бездонной чаше нет в трапезе места.

ТЕРЕЙ

[Дочь афинского царя Пандиона Прокна была выдана замуж за фракийского царя Терея. Соскучившись по своей сестре Филомеле, она попросила мужа привезти ее из Афин. На пути из Афин во Фракию Терей овладел Филомелой и, чтобы скрыть следы преступления, вырезал ей язык. Однако Филомела с помощью вытканной ею картины сумела открыть сестре правду. Прокна в гневе убила своего сына от Терея Итиса и, сварив его, подала отцу, который в неведении вкусил страшной еды. Спасаясь от преследования узнавшего правду Терея, Прокна по воле богов превратилась в соловья, Филомела - в ласточку, Терей - в удода. Таково было содержание мифа и трагедии Софокла, как об этом свидетельствует ее античное изложение (Р. Оху. 42, 1974, 3013). Судя по пародии в аристофановских "Птицах" (414 г.), "Терей" был поставлен незадолго до этой даты.
Среди сохранившихся фрагментов Э 129 и 130 - из партии Прокны; Э 131 - вероятно, обращенное к ней утешение кормилицы; Э 138 и 139 - из рассказа вестника о событиях в доме Терея.
Одноименную трагедию написал Акций (фр. 639-655) и задолго до него - Ливий Андроник (фр. 24-29); неизвестно, однако, в какой мере Ливий использовал драму Софокла.]

129(583). Теперь, в разлуке, я ничто. О, часто
Я размышляла так о женской доле,
Что мы - ничто. Да, в детстве, в отчем доме,
Не спорю, сладкую ведем мы жизнь.
Ведь бессознательность - нет лучшей няни
Для нас. А только мы созреем, цвет
Обретши юности - к чужим нас гонят
От очага родного, продают,
К разлуке нас с богами принуждая
Отчизны нашей, с матерью, с отцом;
Тех - к незнакомым; к варварам - других;
Тех - в славный дом; а тех - под сень позора.
И лишь спряжет нас с мужем ночь одна,
Должны мириться мы, самим себе
Твердя, что жизнь нас к лучшему ведет.
130(584). Тебе завидую во многом я,
Всего же боле, что чужбины ты
Не испытала.
131(586). Все это горько, Прокна, спору нет;
Но все же смертны мы, и ниспосланья
Богов должны безропотно сносить.

132(591). Хор

Строфа

Одно мы племя; всех на один образец
Отец и мать родили нас, и нет в природе,
Кто б благороднее был другого.

Антистрофа

Растит же в горе рок необорный одних,
Других - в богатстве; он в ярмо неволи жалкой
Дланью всесильною нас впрягает.
133(587). Ведь варваров весь род златолюбив.
134(588). Не бойся; молвя правду, не потерпишь
Ущерба ты.
135(586).
Ее ж усердью, и в наряде пестром...
136(582). Ты, Гелий,
Наездникам-фракийцам высший бог!
137(592, 879а, 593). Хор

Строфа I

Так-то человека жизнь
Многоискусное горе
В день любой с престола счастья в мрак ввергает.

Антистрофа I

В чем же радость всех красот,
Если сам цвет благоденствии
Нам рукой взлелеян бедственной заботы?

Строфа II

Не должно счастью смертных великому нам
Дивиться; быстро вянет и сохнет оно,
Как нежный тополь, слабою вскормлен корою.

Антистрофа II

Живите ж, люди, радость насущного дня
Лелея в мыслях; завтрашний облик зари
Густым туманом мглы затуманили боги.
138(589). Безумен он; безумнее они:
Своим насильем на его насилье
Ответили. Кто в горе гнев растит
И прибегает к худшему лекарству,
Чем зло само - того не назову я
Искусным врачевателем болезни.
139(581). Его ж в удода превратил он, скал
Отважного товарища, оставив
Ему доспеха полного убор.
Все ж о весне он примет оперенье
Седого кобчика: на то и двух он
Существ сосуд - себя и сына - в теле
Одном. А лишь младого урожая
На тучной ниве зажелтеет колос,
Наденет снова пестрый он наряд.
И будет жить он, избегая грешниц,
В пустынных чащах и в безмолвье гор.
140(590). Пусть по-смертному мыслит, кто смертным рожден;
Пусть он помнит, что ключник грядущего - Зевс,
Что никто, кроме Зевса, не должен решать
Назревающих завтра событий.

ПРОКРИДА

[Дочь афинского царя Эрехфея была выдана замуж за аттического юношу Кефала. Молодые супруги поклялись друг другу в вечной любви, но однажды Прокрида заподозрила мужа в измене и решила его выследить во время охоты. Спрятавшись в кустах, она выдала свое присутствие неосторожным движением. Кефал, думая, что в кустах затаился зверь, метнул копье и убил им, вопреки своему желанию, Прокриду. Единственный сохранившийся фрагмент не позволяет делать какие-нибудь выводы о том, как этот миф был разработан в трагедии Софокла.]

141(533). Каратели, корящие в бедах...

КРЕУСА

[Креуса, дочь афинского царя Эрехфея, став матерью от Аполлона, подбросила рожденного ею мальчика в гроте на склоне Акрополя. Будучи выдана замуж за чужеземного царя Ксуфа, она долгое время оставалась бездетной. Когда супруги отправились за советом в Дельфы, выяснилось, что подброшенный Креуеой ребенок по воле Аполлона был перенесен в Дельфы, вырос здесь при храме и может возвратиться в Афины в качестве законного наследника царского престола. На афинской сцене это сказание, кроме Софокла, обработал Еврипид в трагедии "Ион" (ок. 412-408). Сохраненные отрывки из "Креусы" Софокла носят слишком общий характер, чтобы дать какую-нибудь нить к восстановлению ее содержания. Ясно только, что хор, как и у Еврипида, состоял из женщин (фр. 145).]

142(350). Всего больнее знать, что счастье было
Так близко - и ты сам его отверг.
143(351). А кто опасность мужеством встречает,
Того и мысль ясна, и тверд язык.
144(352). Я знаю сам, что лгать нехорошо;
Но если гибель страшную приносит
Нам слово истины - тогда, надеюсь,
И нехорошее простится нам.

145(353). Хор

Мне не нужен блестящий брак,
Ни сверх меры пышный дом
От богов, подруги; те
Ненадежны пути...
146(354). Не удивляйся, царь, что так усердно
О выгоде своей радею я.
Иного жизнь - раздолье; но и он
За выгоду руками и ногами
Цепляется, и вообще для смертных
На первом месте - деньги, на втором
Все остальное. Правда, и здоровье
Иные хвалят - разницы тут нет:
Бедняк ведь не здоров, а вечно болен.
147(356). Вот дар прекраснейший - быть справедливым;
Вот лучший дар - всю жизнь здоровым быть;
А дар приятнейший - чего захочет
Твоя душа, немедля получить.
148(357). Уйди, дитя: не для тебя те речи.
149(355). Что, старче? Что за страх тебя волнует?

ИОН

[Содержание неизвестно. Не была ли эта трагедия тождественна "Креусе"?]

150(319). Все благородство переносит добрый.
151(320). В Зевсовых садах блаженства люди черпают
струи.

ЭГЕЙ

[Содержание трагедии могло в общих чертах соответствовать сказанию, изложенному у Плутарха ("Фесей", гл. 3-12).
Находясь в гостях у своего друга Питфея в Трезене, афинский царь Эгей сошелся с его дочерью Эфрой. Покидая ее, Эгей спрятал под тяжелым камнем свой меч и сандалии, завещав жене, если родится сын, вручить ему эти предметы, когда он будет в силах сдвинуть с места камень. Достигнув зрелости, Фесей (так назвала Эфра сына) легко поднял камень и, опоясавшись отцовским мечом, отправился на свидание с Эгеем в Афины. По дороге, лежавшей через Коринфский перешеек, он одолел различных великанов и разбойников, делавших этот путь опасным для пешеходов. Прибыв в Афины инкогнито, Фесей едва не стал жертвой Медеи, поселившейся здесь после бегства из Коринфа: сразу узнав в нем сына Эгея, чье появление расстраивало планы Медеи, она уговорила Эгея отравить пришельца; только случайно вынутый Фесеем меч позволил Эгею опознать в нем своего сына. В дошедших фрагментах находим отрывки из рассказа Фесея после его опознания (152-155) и из сообщения вестника о победе, одержанной юношей над Марафонским быком, опустошавшим окрестности Афин (156).
Одноименная трагедия была у Еврипида (фр. 1-13).]

152(22). Тавровы струи...
153(22). Как по разбойничьей дороге тайно
Ты мог пройти?
154(21). Не слышу я, но вижу селянина.
155(20). Железным молотом хребет и грудь
Я смял ему.
156(25). И, гибких лоз на руки намотав,
Из них он петель изготовил узы.
157(23). Как в тополя раскидистых ветвях,
Хотя б кругом все тихо было, вечно
Листвою зыбкой ветерок играет...
158(24). ...мне определил отец
Почетный жребий - побережьем править
Земли своей. Второму сыну, Лику,
Он супротивный завещал евбейский
Роскошный сад; земли соседней долю
Он Нису выделил - Скиронов брег;
А область к югу от моей - жестокий
Паллант, гигантов пестун, получил.

ФЕСЕЙ

[Действие этой трагедии, как стало ясно из опубликованных в начале 60-х годов папирусных фрагментов, происходило на Крите.
Вследствие того, что во время посещения Аттики погиб сын царя Крита Миноса, могущественный владыка наложил на Афины тяжелую дань: ежегодно афиняне обязаны были отправлять на Крит по семь юношей и девушек из знатных семей для прокормления помещенного в лабиринт Минотавра - полубыка, получеловека. Опознание Фесея совпало с очередным приездом Миноса в Афины за данью, и юный герой решил присоединиться к отобранным жертвам, чтобы убить Минотавра и покончить с этим позорным подчинением афинян Миносу. Прибыв на Крит, Фесей возбудил любовь к себе в душе Ариадны, дочери Миноса, и с помощью врученного ею клубка ниток вместе с юными соотечественниками выбрался после убийства Минотавра из лабиринта и тайно отплыл на родину.
Как явствует из папируса, среди действующих лиц трагедии были, кроме Фесея, также Ариадна и Эрибея, одна из афинских девушек, отправленных на Крит и счастливо избежавших гибели. Приводимый ниже отрывок - из монолога Фесея, готового к решительному поединку с Минотавром.
Одноименная трагедия была написана Еврипидом (фр. 381-390); возможно, однако, что по содержанию она была ближе к софокловскому "Эгею"]

159(730с,8-21). Я не хотел, я вовсе неискусен,
Да и не должно говорить мне - пусть
10 И прежде мне не раз уже случалось
Своей рукою зло уничтожать.
Но я решился [выйти] на него:
Он будет прежде схвачен...
Чтоб никогда...
И дань такую - юношей и дев...
...и кормящая Земля
У круч истмийских...
И Кроммион приморский...
Злотворного воздвигший кабана,
20 Которого убил я. И Скирона,
Которого убил я, [свергнув] в море...

ФЕДРА

[Федра, младшая дочь Миноса, выданная замуж за Фесея, влюбилась в своего пасынка Ипполита. Пользуясь отсутствием мужа, который вместе со своим другом Пирифоем отправился в Аид похищать для него Персефону, Федра открылась Ипполиту и была им с негодованием отвергнута. Боясь разоблачений, Федра по возвращении Фесея обвинила перед ним Ипполита, отец проклял сына, и тот погиб. После его смерти покончила с собой и Федра.
Сюжет этот был разработан Еврипидом в двух трагедиях под названием "Ипполит". Первая, написанная в середине 30-х годов, до нас не дошла, но была широко использована Сенекой в его "Федре". Вторая (428 г.) сохранилась целиком и отличается от общепринятой версии тем, что Федра, оставив письмо, в котором содержалась клевета на Ипполита, кончает с собой, не дожидаясь дальнейшего развития событий. Софокл придерживался, очевидно, традиционной версии. Среди сохранившихся фрагментов находим доводы кормилицы, осуждающей сопротивление Федры власти Афродиты (160), обращение Федры к женщинам, составлявшим хор (162-164), признание кормилицы в неудаче ее попытки склонить Ипполита к прелюбодеянию (161), указание на возвращение Фесея (165-166), отрывки из спора Ипполита (167) с обвиняющим его отцом (168) и из рассказа о гибели юноши, растерзанного собственными конями (171).]

160(684). Не на мужчин одних ведь нападает
Эрот, и не на женщин: он богов
На небесах смущает, он и море
Себе послушным сделал. Власть его
Сам Зевс стряхнуть не может - и не хочет.
161(678). ...отринул речь.
162(679). Не обессудьте, соблюдите тайну:
Позор жены жене скрывать прилично.
163(680). Никто, подруги, не уйдет от срама,
Когда от Зевса зло его настигнет;
Богами ведь ниспосланный недуг
Должны нести мы.
164(685). Для матери оплоты жизни - дети.
165(686). А. Ты жив? Ты в недрах не погиб земли?
Б. До срока не сразит судьба нас.
166(687). Хвостом вильнул он, уши опустив.
167(677). Не дело ведь, чтоб благородный муж
Неправедной утехой тешил душу.
168(683). В том государстве прочных нет устоев,
Где топчут в грязь и правду и разумность,
Где взял бразды преступною рукой
Болтливый муж и градом управляет.
169(682). Нет злее зла для мужа, чем жена
Порочная, и нет добра добрее
Хорошей; опыт - каждому учитель.
170(681). Всех перечти людей: ни одного
Меж ними не найдешь ты, кто бы вечно
Был счастлив.
171(687а). Из уст стекала непрерывно пена.


далее: Д. КРИТСКИЙ ЦИКЛ >>
назад: В. АРГОССКИЙ ЦИКЛ <<

Софокл. Фрагменты
   Б. ФИВАНСКИЙ ЦИКЛ
   В. АРГОССКИЙ ЦИКЛ
   Г. АТТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ
   Д. КРИТСКИЙ ЦИКЛ
   Е. ТРОЯНСКИЙ ЦИКЛ
   Ж. ИЗ РАЗНЫХ ЦИКЛОВ
   ФРАГМЕНТЫ, СОХРАНИВШИЕСЯ ВЕЗ НАЗВАНИЯ ДРАМ
   ТАБЛИЦА ДЛЯ ПЕРЕВОДА НУМЕРАЦИИ ФРАГМЕНТОВ В ИЗДАНИИ С. РАДТА В НУМЕРАЦИЮ
   СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
   СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА
   ПРИМЕЧАНИЯ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация